Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:31 

lock Доступ к записи ограничен

Я спала с Коко Шанель.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:49 

Я спала с Коко Шанель.
Я знаю, что всегда, в погоне за «красиво» упускала суть. Я боготворю рекламу и все жду, что наглазированые сказки произойдут со мной. Когда рассказывала подружкам про первый секс, самой было завидно: шампанское, настоящее Моет Шандон, специальное меню, сплошь афродизиаки: устрицы, клубника с чили, шелковое белье, тантрическая музыка, до мелочей продумано... и оно было: и долгие прелюдии, и секс, и купание нагими в озере с серебристой лунной дорожкой. Картинка? Но не рассказывать же в самом деле все? Про мокрые пятна на простыне, про синяки на шее, про жуткое чувство разочарования, про то как было скучно и как хотелось финала. Жизнь не фильм, и это жаль.

14:02 

Я спала с Коко Шанель.
Мама, привет! Я пьяная, и красивая.
...и ядом а

03:14 

lock Доступ к записи ограничен

Я спала с Коко Шанель.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:18 

Я спала с Коко Шанель.
Сегодня, разглядывая пустое нутро холодильника, с ужасом подумала о том, что до ближайшего банкета-фуршета еще дня три-четыре. В гости никто не зовет, а денег, которые удалось настрелять, едва хватает на сигареты. Живу по старому, но проверенному принципу – хочешь кушать, покури, нечего курить, ляг, поспи. Уже неделю в режиме сигаретка, кипяточек – баиньки.

Заебало все, сижу вот, пишу письмо Пете Листерману.

01:55 

Я спала с Коко Шанель.
Чем свободней человек, тем он проще одет.

Фред

Дяде с большими ушами, который додумался назвать фильм «Стиляги» фильмом-праздником, уши надо бы открутить. Вы пришли за хорошим настроением, фейерверком эмоций в красивой коробочке, который так славно рекламируется везде, где только можно? Нате, получите.

Коробочка действительно красивая, операторская и режиссерская работа на пять с плюсом, актеры тоже расстарались, и подарок-котенок как водится, перевязан розовой ленточкой, только дохлый, он, этот ваш котенок.

Буги-вуги на костях. Псевдопраздник жизни на фоне тоталитарных ужасов. Выделится из общей массы хорошо и здорово, когда папа дипломат, сам ты студент МГИМО, а надо будет, так ты по первому же гудку сбреешь кок, оденешься как жлоб и радостно поскачешь за океан. А что делать детишкам простых партийных работников, которых тоже научили «любить запретные плоды»? Любая вечеринка в стиле буги-вуги, с саксофоном в зубах, может обернуться для тебя высылкой из Москвы, волчьим билетом, или пятью годами на подлодке. Вперед дорогие мои, удачи!
Я так и не поняла, к чему было все это барахтанье главных героев, если оно привело к такой же обывательской жизни? Липовая какая-то борьба за свободу.
Свобода – это отсутствие страха, а главным героям страшно, очень, все время.

А глядя на музыкальный этюд Комиссара, говорю: «А господа-то, плагиатчики. Да здравствует Pink Floyd!», а сосед, лет шестидесяти, поворачивается ко мне с фразой: «А по-другому, про ЭТО никак не скажешь, только так»



15:12 

Я спала с Коко Шанель.
Знаете, что такое акт настоящего садомазохизма?
Каждый день иметь дело с иключительно красивыми женщинами, и обращаться с ними как с дерьмом.

23:11 

Я спала с Коко Шанель.
Чертовски хочется написать про то какая я уникальная сверхиндивидуальность. Но это такая чушь, что даже я верила в это лет до пятнадцати. О, да, в пубертатный период мы все уникальны, мы слушаем одну и ту же музыку, цитируем замусоленные друг дружкой стихи, громко орем о том, что нас никто не понимает и свято, неистово верим в свою неповторимость. Бред.

А мне мои дорогие даже нечем похвастать. Я не резала вены, с глубокой мыслью – не хочу больше жить, лишь в моменты истерии забиралась на подоконник, провоцируя взрослых, или глотала пустышки, чтоб думали, что я это всерьез. Я конечно собирала монатки и уходила в ночь угрожая, что больше не вернусь. И уезжала автостопом километров за 500 от родимого дома. Но так делали все. Я не наркоманка, потому что банально брезглива для тяжелых наркотиков, но когда угощали какой-нибудь фигней, не гнушалась попробовать. Я не запойная алкоголичка, но не раз напивалась фслюни, творила непотребства и ничего не помнила наутро. Но так делали все.

Я могла бы похвастать как меня чуть не трахнул знаменитый NN, но подумаешь скольких еще идиоток он «чуть не трахнул», так становится стремно. Я как все играла в рок-группе, ездила на пленэры с местными «художниками-передвижниками», писала идиотские рассказики, хипповала, работала в книжной лавке, приворовывая «некондицию», снимала на 35 мм. и т. д. Такие истории есть у каждого, у всех, и для всего этого одни и те же мотивы.

Я обыватель, с непомерными амбициями, и все еще не утихшей жаждой выделиться. Апогей – этот блог. Тысячи и тысячи таких же обывателей, пишут в надежде выделиться, а в итоге получается однообразная каша, где меняются имена авторов, но не меняется содержание и смысл.


22:58 

Я спала с Коко Шанель.
Как-то хренова у меня получается аллюзиями разговаривать.

20:42 

Я спала с Коко Шанель.
Метанира и Келей были очень занятыми родителями. Метанире не терпелось поскорей выйти из декретного отпуска, вернуться к любимой работе и забыть весь этот ужас с ночными кормлениями, маститом, подгузниками… почти на три года сын вырвал ее из нормальной жизни. Келей не возражал, денег у семьи было достаточно, чтобы оплачивать няньку, вот только найти ее оказалось непросто. К ним приходили молоденькие девчушки, выпускницы педагогических училищ, неопрятные женщины среднего возраста с бегающими глазами, старушки со звонкими, твердыми голосами и колючими, злыми взглядами. Все было не то.

Деметра понравилась им сразу: дородная, красивая женщина с грустным лицом и тихим, ласковым голосом. И начались расспросы. Есть ли опыт работы с детьми? Педагогическое образование? Свои дети? Как их зовут? Сколько лет? Да. Да. Да. Персефона. Шестнадцать, забрал Аид, разбилась на машине. Сочувствуем. Да. Да. Да.

Всю нерастраченную любовь к детям, к жизни, к миру, которая переполняла Деметру и лилась через край, всю эту любовь дарила она Демофонту, и он отвечал ей тем же. Мальчик расцветал в лучах ее любви, зерна таланта распускались в прекрасные цветы. Роль родителей в своей жизни Демофонт не понимал, видел их редко, к матери относился насторожено и, вытерпев очередную порцию обязательных объятий, спешил под крыло Деметры, потому что только с ней он чувствовал себя в безопасности.

Катастрофа разразилась, когда Метанира, в очередной раз, откупившись, от собственного ребенка дорогим подарком принялась тискать и целовать его. А он, с детской непосредственностью спешил поделиться своей радостью с единственным дорогим человеком, и когда он бежал навстречу этой родной, любимой, чувства так и переполняли его, хорошая, дорогая, он не знал и половины этих красочных эпитетов, откуда-то из глубин подсознания вырвалось единственное, но очень емкое слово, затмившее собой все другие: «Мама, смотри, что мне подарили!" Деметра, так и замерла, одной рукой обнимая мальчика, а Метанира резко развернулась, чтобы никто не увидел, как на глаза навернулись слезы.

А наследующий день пустые слова. Келей мнется, отдает конверт. Вот расчет. Спасибо, мы больше не нуждаемся в ваших услугах. Сухо. Официально. Вам нужны рекомендации? Нет? Спасибо, до свидания.

А мальчик не выдержал расставания. Перестал с кем-либо разговаривать, стал замкнутым и озлобился. И потом были детские психиатры, дорогие частные школы, лучшие учителя, только все зря, душа мальчика умерла, когда ушла Деметра.

01:39 

Я спала с Коко Шанель.
Милый папа,

Я пишу тебе письмо, для того чтобы ты узнал одну вещь: я не люблю тебя.

Ты не слышал моего первого слова. И первый шаг, я сделала навстречу другому, не тебе. Ты оставил маму, как раз тогда, когда она носила меня под сердцем. И я ни дня не была тебе дочерью.

Все, что было между нами – неправда. Ты бросил нас, но не единожды, как делают многие, раз и навсегда, ты бросал нас снова и снова. Ты увез нас в чужой, холодный, грубый город, чтобы оставить одних и делать карьеру. Ты кутил с друзьями, а мама с заплаканными глазами искала тебя повсюду.

Ты бросил нас, когда умер дядя, а мама ушла в депрессию на полтора года. Ты бросил нас, когда мне было одиннадцать и у мамы обнаружили рак. Мне было так страшно ее потерять, что каждый раз, когда она уходила, я вставала у окна и ждала, когда она появится вновь, сжимая тюль так, что белели костяшки. Потому что я знала, что у меня есть только она. Ты убегал от нас, потому что тебе тоже было страшно. Тебе было к кому бежать, а мне нет.

Ты окончательно потерял меня, когда в четырнадцать, без всякого повода, лишь углядев в моей библиотеке Уэлша, сказал, что если я сяду на наркотики, ты лучше убьешь меня, потому что я мертвая, лучше чем… И потому когда был повод, когда появились наркотики, алкоголь и секс, мне было все равно. Я знала, что тебя я уже потеряла. Давно.

Единственный стоящий подарок, который ты мне сделал – моя жизнь.
Это все, что я хотела сказать тебе.

22:56 

Я спала с Коко Шанель.
Я терпеть не могу пельмени. Еда для одиноких, вечно занятых, плюющих на себя и лузеров, которые не умеют готовить. Мясо с тестом может быть вкуснее и приятнее, если оно не заморожено-разморожено десять тысяч раз и не сварено в дурацкой водичке с лавровыми листиками, а приготовлено по всем правилам фен-шуя. Но это не главное.

Так же не главное и то, что блевать пельменями мучительно, впрочем как и мантами, варениками и прочей мороженой белибердой.

А главное то, что с детства у меня психологическая травма. Когда-то, когда я была одинокая, никому не нужная и не умела готовить, мне тогда, помнится, было, лет семь. Мои вечнозанятые родители заботились о моем питании, забивая морозилку пельменями и радуясь, что ребенок будет сыт и доволен. Я ставила кастрюльку на плиту и с расстояния в пару метров кидала в нее эти мороженые комочки, а они плюхали и плевались кипятком. Они всегда у меня прилипали ко дну, разваливались и превращались в кашу. И вот я – в топике и с голым пузом, пытаясь отодрать прилипший ко дну пельмень, опрокидываю на себя всю кастрюлю, вместе с лавровыми листиками, горошинами перца и прочими радостями кулинара. Один, особо коварный пельмень прилипает к голомупузу. Пронзительно визжа, я ношусь по квартире, пытаясь его стряхнуть. Потом меня мазали вонючей желтой мазью, заставляли носить нелюбимое платье в клеточку, в котором я была похожа на гимназистку тридцатых годов, ибо вся остальная одежда имела швы и перетирала ожог, еще были полтора месяца перевязок и прочих моих мучений, а итог – крохотный овальный шрам чуть выше пупка и адская ненависть к ним, к пельменям.

Вопрос: А вы любите пельмени?
1. У меня нет выбора, я не умею готовить.  4  (5.88%)
2. Я не пробовал ничего кроме пельменей.  2  (2.94%)
3. Пельмени это круто.  35  (51.47%)
4. Нет, пельмени - еда лузеров.  12  (17.65%)
5. Нет, у меня тоже психологическая травма.  15  (22.06%)
Всего: 68
15:32 

lock Доступ к записи ограничен

Я спала с Коко Шанель.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:33 

Я спала с Коко Шанель.
Ах, надоело-надоело-надоело, красавица.

Надоело считать деньги в кошельке, а самой в воротник утыкаться, чтоб не видеть глаз ожидающих, своих рук, монеты считающих.

Надоело за камерой прятаться. Вкручивая им в лица объектив, заводить песню: «Головочку повыше, в сторону смотрим, не на меня!» Прыгать как обезьянка цирковая, смешить, чтоб натурально все было, естественно. А я, может, сама туда хочу, по ту сторону голубого экрана.

От дыма сигаретного отплевываться. Кури, родная, на здоровье! Но с такой работой, ну куда мне, какие нервы еще? И пить я больше не могу, потом хожу дура-дурой, словами блюю.

С бумажками бегать, от одной куры офисной до другой, подпишитесь, просмотрите, прочитайте… фе-е-е-е.

И ты дорогой, со своими глазами побитой собаки, со своими словесными реверансами. Дай мне развод, пожалуйста.

Слишком каша в голове. И выпить стоило бы, но не с кем.

21:54 

Я спала с Коко Шанель.
Главное качество, которое развивает в себе к двадцати годам современная московская девушка, – это доверчивая готовность к элитному сверхпотреблению (в современном русском ее принято называть„киsosтью“)
В. Пелевин.



Во всем прав Виктор Олегович, вот только речь идет не только о москвичках, но и обо всех юных жительницах крупных городов, и даже, возможно, не очень крупных. И чаще это качество произрастает в нас не к двадцати, а годам к шестнадцати-семнадцати.

В кризис особенно хорошо получается рефлектировать, хандрить и заниматься самоанализом, вгрызаясь в мозг окружающим своим бесконечным нытьем. Полтора месяца я пыталась сформулировать, от чего же я все-таки страдаю. И, кажется, вот-вот снизошло.

От чего может страдать средненький обыватель, до которого никому нет дела? От неудовлетворенного самолюбия и нетешенного тщеславия. Что они делают в этом случае? Правильно, мои дорогие, заводят блоги, пишут туда нереальную ахинею, в надежде на то, что кто-нибудь это прочтет, а для полного экстаза этого юного блогожителя еще и комментарий оставит.

главная